«меня сжирали чернота и страх, я не могла принять то, что у меня вич»

Заключительный этап

Еще один важный вопрос: «Как просить прощения у самого себя?» Сделать это можно и с помощью методов, описанных выше. Если вы потратили много энергии на избавление от негатива (усиленно дышали, кричали или били посуду), рекомендуется полностью расслабиться. После активных действий включите спокойную музыку, мысленно попросите прощения у всех, кому вы причинили боль, простите их сами. Постарайтесь понять, что все то зло и обида, которые копились все предыдущее время, сейчас вас покинули. Не осталось ничего, что бы могло вывести вас из состояния равновесия или продолжать вас мучить. Ваша душа и мысли светлы, начинается новый путь, который обязательно нужно воспринимать с оптимизмом.

Алексей, 20 лет:

В октябре у Леши обнаружили папилломавирусную инфекцию. Его попросили сдать кровь на ВИЧ, но до удаления папилломы анализы прийти не успели. Врачи отнеслись к этому спокойно, да и сам молодой человек был уверен, что у него нет ВИЧ, — только недавно проверялся. Через несколько дней ему позвонили и попросили приехать на улицу Ершова.

«Залез в карты посмотреть адрес: железнодорожная больница и Центр СПИД. Ну, я сразу и понял. Тогда стало хреново. Понял, куда еду, только за две остановки до выхода. Начали накатываться слезы».

Он не хотел заходить в здание центра СПИД, считал его «грязным местом», было много стереотипов о ВИЧ/СПИДе. В центре у него случились три истерики: «У психолога был обед, я думаю, ну ок, сам себя успокою. Но не мог. Потому что этого боялся больше всего».

Подборка полезных материалов по теме статьи

В этом блоке я хочу порекомендовать вам несколько курсов, которые помогут навсегда забыть о прошлом и начать новую жизнь. Материалов в интернете, конечно, очень много, я постаралась отобрать наиболее качественные и в то же время не очень дорогие.

Детоксикация мозга от проекта Викиум

Описание. Иногда воспоминания о прошлом (особенно негативные) настолько сильны, что вы постоянно прокручиваете их в голове и не можете остановиться. Как только вы просыпаетесь, мозг «вспоминает» о них и прокрутка начинается заново, на весь день.

Курс «Детоксикация мозга» был создан практикующими психологами как раз для остановки этого внутреннего диалога. Вы рассмотрите несколько методик, которые помогут не просто «отвлекаться», а полностью нейтрализовывать негативные мысли и начинать жить полноценной жизнью.

Здесь десять уроков с теоретическим материалом, кроме этого – психологические тесты, специальные тренажеры, упражнения и методики.

Авторы: профессиональные психологи Викиума

Стоимость: 990 руб.

Начать учиться

Простые способы избавления от негатива для женщин

Описание. Это уже чисто женская программа. Рекомендую вам ее обязательно скачать, потому что она полностью бесплатная. Возможности задавать вопросы автору здесь, к сожалению нет, но все «разжевано» простым языком, так что проблем возникать не должно. Материал преподается в формате видеоуроков, акцент делается не только на негативе, связанном с прошлым, но и вообще с любыми неприятными переживаниями.

Автор расскажет вам, какие существуют типы негативных эмоций и какие из них оказывают наиболее разрушительное действие на наше сознание, как найти источники позитива, чтобы нейтрализовывать их и не погружаться в депрессию.

По словам преподавателя, вы полностью избавитесь от негатива за несколько дней.

Стоимость: бесплатно.

Начать учиться

Психическая саморегуляция

Описание. Курс психической саморегуляции помогает избавляться от любых негативных переживаний, настраиваться на позитив. Осваивать его вы будете в течение шести недель, за это время пройдете 25 уроков. Каждый урок длится 25-30 минут, проходить занятия быстрее, чем заявлено в расписании, нельзя. Это сделано намеренно – чтобы ваш мозг переваривал всю полученную информацию за время перерывов.

После полного освоения программы доступ к урокам будет закрыт, но у вас останется конспект, по которому можно будет легко вспомнить весь ранее изученный материал.

Отмечу еще одно преимущество – изучать «Психическую саморегуляцию» можно с планшетов или телефонов, потому что вся информация очень хорошо под них адаптирована.

Авторы: психологи проекта 4Brain

Стоимость: 1990 руб.

Начать учиться

Теперь посоветую вам один очень хороший и недорогой курс по целеполаганию. Правильно поставленные цели помогут перестать жить в прошлом и сфокусироваться на будущем.

Целеполагание от проекта Викиум

Описание. Маленький компактный курс всего из 6 уроков

Внимание уделяется не столько постановке целей и планированию, сколько ответу на ключевые психологические вопросы: «Чего я хочу достичь в этой жизни? Кем я себя вижу? Что для меня счастье?». Если сейчас негативные мысли о прошлом мешают вам жить, то «Целеполагание» однозначно зарядит мотивацией

Кроме собственно работы над целями преподаватели расскажут вам, как не терять мотивации при движении к ним, не поддаваться эмоциональному выгоранию.

Авторы: разработчики проекта Викиум.

Стоимость: 990 руб.

Начать учиться

Что может делать с вами ваш мозг: аналогия с заезженной пластинкой

  • Все ваши воспоминания о прошлой любви, когда все было хорошо, цвело и пахло – это просто видимость.
    Если бы тот баланс сохранился, то это было бы действительно так. А так это иллюзорная видимость. Это уже как заезженная пластинка, которая еще к тому же и надломилась.
  • Как с вами шутит мозг? Когда у вас произошел разрыв и было очень много косяков, которых и вспоминать даже не особо хочется, мозг вам подбрасывает эту заезженную пластинку.
  • Вы в голове сами ставите это надломленную пластинку, где играет уже не ровная мелодия, а звучит непонятный скрежет, жалкое подобие мелодии и одни неприятные звуки.
  • Эту пластинку уже не надо чинить!
    Надо просто найти то, что вам действительно надо!
  • Не нужно даже пытаться возвращаться. Это того не стоит.
    Подходите к ситуации трезво, и вы будете знать все о том, как начать жить после расставания с любимым.

Яна, 31 год

Три года назад я познакомилась с молодым человеком. Когда впервые его увидела, промелькнула мысль, что он чем-то болен. Он как-то очень быстро стал заявлять о своих серьезных намерениях: о свадьбе, детях и вообще далеко идущих планах на будущее. Мне его стремительность показалась несерьезной, но мы продолжали общаться. У него была навязчивая идея: хотел, чтобы я в него непременно влюбилась. Мы дружили полтора года, и я постепенно к нему привыкла. Тогда он набрался смелости и сказал, что у него ВИЧ. О диагнозе он знал давно и признался уже на стадии СПИДа, когда скрывать было невозможно.

Меня разрывало от боли и жалости к нему. Никогда я столько не плакала. Я ничего толком не знала о ВИЧ, но сразу решила никому не рассказывать о его диагнозе. Можно было, конечно, тут же расстаться, но я не понимаю, как можно отвернуться от человека только потому, что он заболел. Он был очень удивлен, что я не сбежала и не сменила номер, как он мне предлагал. Я была здорова, но прошла через все стадии, какие проходят люди, когда им сообщают их положительный статус: от страха, совершенного незнания, непонимания, почему эта проблема коснулась именно меня, до отрицания.

Я вспомнила, что видела интервью некой Ирины Сазоновой (одной из лидеров диссидентского движения в России. — Прим. ред.) о том, что ВИЧ не существует. Начала искать в интернете информацию. Наткнулась на обычный сайт для людей, живущих с ВИЧ, но, к сожалению, в обсуждениях увидела ссылку на группу ВИЧ-диссидентов и на три месяца погрузилась в чтение. Я рассказывала о том, что узнавала, своему другу. Он не верил в то, что ВИЧ — миф, но и не переубеждал меня. Кстати, терапию он никогда не принимал, хотя как минимум четыре года знал о своей болезни. Мне этого не понять: он был неглуп, у него были знакомые с ВИЧ и масса возможностей узнать о рекомендациях, как жить с этим диагнозом. Это я, дура, поверила, что ВИЧ — выдумка, мировой заговор, средство для обогащения фармкомпаний, а он так не думал, но все же не лечился. Ему с каждым днем становилось хуже. Я металась: читала бредни отрицателей (тогда они мне бреднями не казались), но все-таки записала его к инфекционисту. Мы пошли к врачу вдвоем: я молчала, на вопросы отвечал он. На прямой вопрос о наличии у него ВИЧ мой друг ответил отрицательно. Походы по обычным врачам ничего не давали. Все они, видя состояние моего друга, сразу направляли на сдачу анализов на ВИЧ. Как-то я отвезла его в кожвендиспансер, а он просто встал и ушел оттуда. Направление в инфекционную больницу, которое я выбила, он порвал.

Я стала замечать его рассеянность, проблемы с памятью. Я не понимала, что происходит — а это инфекция уже затронула центральную нервную систему. У моего друга было множество проявлений СПИДа: огромные лимфоузлы, кандидоз, температура. Но даже после того, как его определили в больницу, он оттуда сбежал. Повторюсь, он не считал ВИЧ выдумкой, в заблуждении была я. Он то ли врачей боялся, то ли не понимал всей серьезности своего положения. К сожалению, все закончилось так, как рано или поздно заканчивается у ВИЧ-инфицированного человека, который не принимает терапию. Он умер. Это случилось всего через пять месяцев после признания в том, что он болен. Я заблуждалась, думая, что у него в запасе еще много времени.

ВИЧ-диссиденты постоянно пишут, что терапия убивает. Меня каждый раз наполняет злость, когда я вижу, как эти вредители отговаривают людей от лечения и тестирования. Испуганного человека, который не обладает необходимыми знаниями, очень легко ввести в заблуждение. Велик соблазн уверовать, что никакого смертельного вируса в твоей крови нет и это все выдумки. Очень жаль, что наше законодательство не предусматривает ответственности за ВИЧ-диссидентство. Мне не понять людей, которые похоронили родных, видели их мучения и течение болезни, но при этом продолжают утверждать, что ВИЧ не существует.

Сказал, что хочет семью и детей от меня

За год до знакомства с Алексеем у меня было очень болезненное расставание с парнем, с которым были серьезные отношения в течение семи лет. Мы разошлись из-за того, что я хотела семью, завести детей, а он готов не был.

Думаю, поэтому меня так подкупили слова Алексея о том, что он очень хочет создать семью, завести еще детей – у него есть сын от первого брака. Когда мы еще только встречались, Алексей просил меня присмотреть за маленьким сыном – такое доверие, признаюсь, меня тоже сильно расположило. Перед первой близостью Леша со смехом спросил: зачем, мол, предохраняться, как ты собралась тогда забеременеть?

Я уже долгое время мечтала о материнстве, и надо признаться, окружающие тоже давили: не только мама, другие родственники, коллеги и даже уборщица из компании, где я работала. Всем интересно, отчего к 30 годам женщина не родила ребенка.

Дарья, 32 года

Раньше я была против прививок. Сейчас много рассказывают о печальных последствиях вакцинаций вплоть до летальных исходов. Телевидение открыто об этом говорит, и меня это очень напугало.

С месяца и до года мой сын страдал от сильного атопического дерматита, поэтому мы получили медотвод от прививок от аллерголога. Но участкового педиатра это не останавливало, он настаивал на вакцинации. В сад пошли без прививок, и я все время боялась, что ребенок чем-нибудь заразится. Когда медотвод закончился, я сама писала отказы до тех пор, пока кожа ребенка не пришла в норму. Именно тогда я решила, что болезни страшнее прививок, мы сдали анализы и начали аккуратно вакцинировать ребенка однокомпонентными вакцинами. К счастью, ни на одну реакции не было, все прошло хорошо. Сыну тогда было два с половиной года. До этого возраста была одна БЦЖ против туберкулеза, сделанная в роддоме.

Антипрививочное движение считаю смутой для молодых мам, которые ничего не знают и не понимают в вакцинии. Себя не считаю антипрививочницей в прошлом, хотя состояла во многих группах и читала статьи. Просто так сложилось, что прививки пришлось ставить не по графику, чему я отчасти рада: было время изучить все стороны вакцинации.

Текст: https://snob.ru/

Анонимность в случае с ВИЧ разумна, но распускает руки «дарителям»

Святослав Хроменков, правозащитник

Святослав Хроменков

– Дело на упомянутого Алексея заведено по части 2 статьи 122 УК РФ: «заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни». Обвиняемому грозит срок до пяти лет. Он мог бы пойти по части 3 той же статьи, как заразивший умышленно нескольких лиц. Это уже до восьми лет заключения.

Но дело в том, что нет других девушек, готовых поддержать это обвинение. Хотя все говорит о том, что опасности заражения этот мужчина подвергал многих. Он и Елене рассказывал о том, что активно встречался и имел близкие отношения на протяжении нескольких лет со многими девушками, и другие доказательства есть. Но нет признаний самих пострадавших.

Свою бывшую жену, судя по ее ответам, он тоже заразил. Но, видимо, ей не хочется сажать в тюрьму отца своего ребенка, который их содержит. Поэтому она написала, что вступала с Алексеем в интимную связь уже после того, как он ее предупредил о своем ВИЧ-статусе. В это мало верится: даже если рассудить логически, какая женщина добровольно согласится забеременеть от ВИЧ-инфицированного? Она же не только собой рискует, но и своим будущим ребенком. Кто на это способен?! Это чистый случай, что ребенок здоров. А для нее это заявление было единственным способом оставить на свободе своего кормильца.

Кстати, вдруг кто из девушек узнал в этой истории, деталях или описании своего бывшего или нынешнего парня – можете смело звонить мне, ваши показания могут стать решающими в этом деле. Анонимность, безусловно, гарантирована.

Все-таки общество у нас в массе своей относится к ВИЧ-положительным негативно. Причем сразу, автоматически. Не разбираясь в том, как человек заразился. До сих пор среди россиян бытуют средневековые стереотипы о том, что можно заразиться вирусом, к примеру, поев с зараженным человеком из одной посуды

Так что анонимность для ВИЧ-позитивных – пока оправданная предосторожность

Как должников, к примеру. Отсутствие широкого резонанса, мне кажется, и приводит к тому, что большая часть таких преступников остается безнаказанными. Но спускать такое нельзя. По сути, умышленное заражение другого человека вирусом иммунодефицита я бы сравнил с тяжким вредом здоровью, если не больше. Ведь человеку жизнь перечеркнули. Скорее всего, семью он уже не заведет, детей не родит. А в нынешнем обществе станет изгоем. Это даже больше, чем тяжкий вред здоровью – это вся жизнь, которую у человека сознательно отняли.

Что ты чувствовала, узнав о ВИЧ?

Был полный хаос в голове, потому что ничего не знаешь. Осведомленности ноль, понимания, что будет дальше, тоже ноль. Мысли о том, что скоро я, наверное, умру. Потом, естественно, интернет, а там тоже ничего хорошего. В основном, научная ерунда, в которой ты ничего не смыслишь: какие-то CD4… Что это вообще такое? Почему они вдруг пришли в мою жизнь? Потом – звонки лучшей подруге затем – сестре. Маме сказала только через год. Но в итоге, все близкие знают, что у меня плюс и все нормально относятся.

Вообще, я не знаю, сколько времени у меня ВИЧ. Официально я узнала во время беременности, лет пять назад. Но когда я вставала на учет, в больнице сказали, что мои данные у них там уже были, причем с моих 16-ти лет! Вышло так: я когда получала гражданство (изначально было украинское), мы с мамой проходили кучу разных анализов, в том числе и на ВИЧ. У меня, как мне тогда сказали, был неоднозначный ответ. Официально у меня статус больше 5 лет, неофициально – черт его знает.

Как бы там ни было, я не ощущаю на себе большого груза. Когда все началось, была боязнь, но других проблем было больше. У меня был гражданский брак, который к моменту диагноза разваливался – естественно, сказать о ВИЧ было сложно. Я тянула месяц, пыталась подготовить себя к тому разговору: понимала, что если я прибегу к нему в истерике, будет только хуже.

По поводу беременности мне достаточно хорошо всё объяснили врачи: как будет проходить терапия, беременность, что будет во время родов и что после. После диагноза все проходило «весело»: у меня рушатся отношения, терапия с побочками, трижды меня клали на сохранение, вырезали аппендицит на позднем сроке. На тот момент мне было очень тяжело, зато в итоге у меня абсолютно здоровый ребенок.

Если говорить конкретно по поводу статуса, то у меня довольно быстро включился мозг и я это приняла. После беременности меня сняли с терапии, я несколько лет об этом вообще мало вспоминала: не беспокоит – и ладно.

В ближайшие полгода или год измените полностью восприятие отношений

  • После вашего расставания не цепляйтесь сразу за нового человека и не старайтесь сделать его сразу своим на прям очень долгое время.
  • Не надо путать с тем, чтобы вообще ни с кем не общаться и не знакомиться. Нет, вы все еще общаетесь и сближаетесь с новыми людьми, наслаждаетесь влечением между вами.
  • Но не должно быть этого желания делать человека своей собственностью на какое-то продолжительное время.
  • Вы должны убрать временные рамки, куда начнете неосознанно загонять человека.
  • Живите так ближайшие полгода минимум после разрыва. Потом уже после полугода исходя из внутренних ощущений вы можете снова вернуться в длительные отношения с одной девушкой (мужчиной).

Тонкий момент, который нужно внедрить

Замените желание сделать человека своей собственностью на желание делать его счастливым.

Самое лучшее что вы можете сделать для партнера – это предоставить жить ему полной жизнью, и вы там будете находиться с ним, когда он и вы это пожелаете.

Вы все еще искренне любите партнера, но не пытаетесь его удержать никаким образом.

Вы должны жить своей жизнью и предоставлять партнеру полную свободу выбора.

Внедрите это восприятие и больше не парьтесь о том, как пережить расставание с любовником или вашей тайной пассией.

Про психологию отношений между парнем и девушкой вы также можете прочитать в новой публикации.

Разница между здоровой и нездоровой нуждаемостью

Не должно быть никакой границы и понимания того, что человек твой.
И тогда вы всегда можете идти дальше в плане развития вашей духовности, вашего уровня счастья и гармонии.
Да, у вас может быть определенный процент нуждаемости в новых отношениях, но эта здоровая нуждаемость, – когда вы просто хотите увидеть человека (неважно как вы проведете время). Просто хотите побыть вместе.

Принятие себя

Чтобы принять себя, мне нужно было принять других.

У меня есть хороший друг – он врач СПИД-центра, мы познакомились во время моего лечения. Я только ему и доверяла, только с ним могла разговаривать. Он умный, тактичный и заботливый. И именно он посоветовал мне пойти работать в благотворительный фонд. Позвонил и говорит – хватит тебе уже простужаться и мерзнуть на твоей работе. Вот есть хорошее место координатором в фонде, познакомься и все узнай.

Я же 10 лет этого боялась и пряталась от этого, а тут мне предлагают взять и заглянуть в глаза своему монстру.

Но он подождал, когда я успокоюсь, и сказал, что я могу всю жизнь прятаться, а могу помогать людям, как мечтала с детства. Я первый раз открыто рассказала людям о своем статусе на собственном первом заседании группы поддержки, где я была модератором. Это был самый эмоциональный момент в моей жизни. И один из самых важных.

«Никаких мыслей покончить с собой у меня не было»

Екатерина Л., 28 лет

У меня двое детей, люблю читать, живу в деревне в Свердловской области. Уже год, как узнала о своем статусе. Пришла беременная в женскую консультацию, там мне и сообщили. Конечно, был шок, испугалась больше не за себя, а за ребенка. Потому что понимала, что люди с этим живут и живут долго. Об этом говорят и в Интернете, и по телевизору. И никаких мыслей пойти покончить с собой не было.

В женской консультации отнеслись нормально. Правда, в роддоме со мной ужасно обращались и врач, и акушер. Как с мусором. Не передать словами. Даже дотронуться боялись, будто я прокаженная или заразная. Ничем не помогли. Грубили, расспрашивали, как заразилась. Рожала в отдельном зале, а потом перевели в обычную палату. К счастью, диагноз мой не раскрывали, а соседкам я сама не стала говорить.

Я не знаю, как произошло заражение. Половым путем заразиться не могла. Мой партнер был здоров, он проверился, наркотики я не принимаю. Потом я очень много читала литературы, оказывается, можно и в маникюрном салоне заразиться, и у стоматолога, почти в любом медицинском кабинете, где есть инструменты. На маникюр не хожу, но была и у стоматолога, и у гинеколога за последнее время. Сейчас эпидемия, в нашем селе за полгода шестьсот человек заразились.

Во время беременности было непросто: раз в три месяца надо было ездить сдавать анализы из нашего села в город. Терапию очень сложно переносила в первое время. С ребенком вроде пока все нормально. Педиатр к нам по-человечески отнесся. Малыша тоже пришлось везти на анализы в город, в СПИД-центр — в месяц, три месяца, а потом еще в год нужно будет.

Когда узнала, что у меня ВИЧ, рядом никого не было, поделилась с лучшей подругой. Только потом она быть подругой перестала, хотя она крестная моего ребенка, а я — ее. В один момент у нее что-то щелкнуло, и я стала самым плохим человеком. Никто не знает из-за чего она на меня так обозлилась.

Сначала она начала писать моим родственникам, что у меня ВИЧ и детей надо отнять. Потом она рассказывала о моем диагнозе всем в селе. Писала в «Вконтакте» в группе нашего села, а еще соседнего — когда я там нашла работу в магазине.

Не знаю, как бы я со всеми объяснялась, но мне помог случай. Я хотела перепроверить диагноз и сдала кровь в частной клинике. Пришел результат, а там написано: «Анализ задержан, реакция отрицательная». Я показала эту справку хозяйке магазина, она успокоилась. Также написала заявление на свою бывшую подругу в прокуратуру за разглашение. Сейчас проводится проверка.

Терапию пока принимаю, но при случае спрошу в СПИД-центре, что означает такой анализ. Когда о моем статусе стало известно, многие лезли в душу, расспрашивали: «А че? А как? А ты знаешь, что про тебя пишут?» Я говорила: «Знаю, у меня есть справка о том, что я здорова». Вопросы отпадали сами собой. Больше негатива было в адрес моей бывшей подруги. Теперь все уверены, что это ее выдумка — просто она решила мне жизнь испортить.

Я чувствую себя вполне здоровым человеком. Иногда печень побаливает, терапия сказывается. Я тогда пью таблетки для печени. Лекарства для терапии нам дают бесплатно на три месяца. Перебоев с препаратами пока не было.

Сейчас мне страшно общаться с противоположным полом. Никаких отношений начать не могу. Мне как-то не по себе. Ведь придется сказать, а говорить не хочется. Это и останавливает. Поэтому в психологическом плане мне проще не общаться с мужчинами. А еще теперь я меньше доверяю людям. Правда, и раньше не особо доверяла, но сейчас еще меньше.

Терапия

Как я уже говорила, 17 лет назад эффективной терапии не было. Лекарства тогда начинали давать не сразу, а только когда вирусная нагрузка увеличивалась, иммунитет падал и надо было уже корректировать это состояние. Сейчас, кстати, тоже далеко не всегда дают антиретровирусную терапию сразу при постановке диагноза и для профилактики и контроля. Хотя, на мой взгляд, это неправильно – доводить человека умышленно до того, чтобы его вирус активизировался и нанес вред здоровью. А тогда для нас назначение таблеток означало, что человеку становится плохо и скоро конец.

Я тоже отказывалась и психовала, и только мой друг врач мог меня успокоить. То же самое было, когда начались клинические испытания современных препаратов, он практически силой меня заставлял их принимать.

Сейчас, конечно, ситуация совсем другая, но тоже далеко не идеальная. Все же это тяжелое и опасное заболевание, которое обязательно нужно держать под контролем, а препаратов на всех до сих пор не хватает.

Например, в целях экономии всех пациентов переводят на дженерики – более дешевые (формально) аналоги наших препаратов. Но для меня лично и для других это жуткий стресс. Считается, что лекарства так же эффективны, но почему я должна рисковать? А вдруг через 5-10 лет терапии окажется, что это не так? Да и этих дженериков хватает не всем.

А ведь принимать лекарства просто жизненно необходимо без перерывов. Если устраивать «каникулы», когда вирусная нагрузка повышается и вирус мутирует, то у него вырабатывается устойчивость к лекарству и потом нужно будет подбирать новую схему. А если у человека непереносимость других вариантов лечения, то он погибнет.

Я уже не говорю о том, что самые современные лекарства, когда таблетки нужно пить не два раза в день, а раз в неделю – у нас вообще недоступны.

Валерия, 16 лет:

Отец Леры скрывал ото всех, что у него ВИЧ, почти 16 лет. Выяснилось только в этом году. Он инфицировал маму Леры, но никто про это не узнал, и девочка родилась уже с вирусом иммунодефицита. Родители Леры развелись, когда ей было пять лет. Мама подала на развод, после того как отец «чуть не убил бабушку ножом». Как она выяснила позже, он еще и два года сидел за наркотики.

Обе они узнали, что живут с ВИЧ, лишь полтора месяца назад: девушка серьезно заболела, диагностировали пневмонию, тогда и взяли анализы на вирус иммунодефицита.

О том, что у отца уже СПИД, они узнали от его новой жены, она позвонила примерно в то же время, как они сами узнали о своем статусе. «Позвонила, спросила, знаем ли мы, что у отца ВИЧ. Он ее тоже заразил, но она узнала на ранних месяцах беременности, вовремя начала принимать АРВТ, и ребенок родился здоровым».

Лера, как и мама, часто болеет. Уже с 2016 года у девушки почечная недостаточность. Плюс пять лет она лечилась от заболевания крови — тромбоцитарной пурпуры. «Норма у человека 180—200 тромбоцитов, у меня же их было 5. Тогда я могла умереть. Лежала в больнице в онкологическом отделении». В то время они даже сдавали анализы на ВИЧ, но результат им пришел отрицательный.

Лера очень хочет позвонить отцу и узнать, почему он так поступил. Ведь если бы он сказал раньше, то она бы родилась здоровой. И мама бы так часто не болела. «Когда узнала о диагнозе, подумала, ну есть и есть. А потом начинаешь все прокручивать в голове. Не знаешь, что делать. Очень трудно».

Об их статусе знают родственники, которые материально их поддерживают, и единственная подруга из родного города. «Она никак не отреагировала. Сказала, что по-любому до каждого человека это дойдет. Не ВИЧ, так что-то другое. У всех свои проблемы и болячки». Говорить еще кому-то Лера не хочет, боится, что ее диагноз где-то всплывет. «С друзьями можно повременить, а вот с партнером — нет. Как говорит мама, это уголовно наказуемо. Не хочу быть, как мой отец».

Советы Валерии, как рассказывать, что у тебя ВИЧ:

Друзьям: только если это ваш близкий друг, которого вы знаете больше пяти лет. И для начала поинтересоваться, что он знает про ВИЧ.

Партнеру/партнерше: сообщить об этом сразу. Скажет нет, так нет. Это жизнь, надо смириться.

В университете: необязательно говорить.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Простая психология
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector